Почему У мужика два хуя порно?


Большую часть времени в тот сезон смотрел не перед собой на поле, а направо – на шумный, беспокойный сгусток человеческой массы; прикидывал, где безопаснее расположиться и каких участков лучше избегать

Содержание статьи [свернуть]

  • Но этим не ограничилось: на табло уже
  • Им абсолютно чужда моя
  • Сначала я удивился, с
  • В таких ситуациях следует полагаться на
  • (Даже поменяли прозвище:
  • Полагаю, что первый неудачный брак отца
  • Наша радость – не сочувствие чужой удаче,
  • На станции нас встречали сотни
  • Сезон после трагедии на «Эйзеле»
Описание У мужика два хуя порно

Но этим не ограничилось: на табло уже

значилась девяностая минута, когда Рокки остановил грудью поперечную передачу, обработал мяч и пробил мимо Клеменса в сетку; буквально тут же раздался финальный свисток судьи, ряды болельщиков смешались, исчезли и превратились в одну содрогающуюся исступленную человеческую массу

Я нападающий; или точнее – не вратарь, не защитник и не полузащитник

После «Эйзеля» мы запоздало, но мучительно подвергали себя самобичеванию; и всегда в центре внимания оказывалось спиртное, так что в начале нового сезона его продажу на английских стадионах запретили

Подобные знакомства вслепую ни к чему не приводят: я слишком требователен, и таким горе-болельщикам со мной неинтересно

Им абсолютно чужда моя

идея, поскольку они уверены, что я раздуваю метафорическую ценность футбола и посему ввожу его в такие сферы, которым он абсолютно не свойствен

Если честно, я побаивался этого места, и футбол, как и в детстве, утешил и, словно палочка-выручалочка, примирил меня с окружением

Сначала я удивился, с

какой стати она благодарит меня, когда прошло столько времени – да и не ждал я никаких благодарностей

Мой братик по отцу был маленьким, темноволосым и прятался за сестренку – бойкую, веселую блондиночку на полтора года моложе его… Где я видел прежде этих двоих? В нашем домашнем кино – вот где

В таких ситуациях следует полагаться на

суждения других (я, например, полагаюсь на мнения друзей, агентов и всех, кто берется прочитать мою писанину и говорит, что все нормально)

) А отсутствие прямых телевизионных трансляций не позволяло понять, кто хорош, а кто плох: ретроспективы преподносили удачные моменты – отличные игроки забивают мячи, а все «пенки» оставались за кадром

(Даже поменяли прозвище:

сначала наш приятель был Ларри – за сходство с Ларри Ллойдом, центральным полузащитником «Ливерпуля», а потом превратился в Каза, то есть Казанову, и мы радовались от всей души своему остроумию

В тот вечер в толпе не было гудисонских святош, но она мало отличалась от обычного в те годы окружения, если не считать исключительно эмоционального шотландца, сидевшего перед нами: всю первую половину игры он рискованно раскачивался на скамье, а во втором тайме куда-то запропастился

Полагаю, что первый неудачный брак отца

еще влиял на наши отношения, но все-таки нам удавалось вполне сносно их поддерживать

Я смотрел футбол по телевизору и несколько раз за сезон сходил на «Куинз Парк Рейнджерз», когда они чуть не выиграли чемпионат; Стэн Боулз и Джерри Фрэнсис демонстрировали щегольскую игру, которая никогда не была присуща «Арсеналу»

Разве можно умереть, если помощь настолько близко?

Наша радость – не сочувствие чужой удаче,

а празднование нашей собственной, как и горе поражения по сути своей – жалость к самим себе

Каждый понимал: если бы люди сохранили хотя бы остатки здравого смысла, ничего бы подобного не случилось

Я почувствовал, как кто-то обнял меня за плечи, и только тут понял, что рядом стояли три болельщика «Лидса» – старик, его сын и внук

На станции нас встречали сотни

и сотни полицейских и сопровождали на стадион таким маршрутом, чтобы центр города оставался в стороне; и вот тут-то прорывались на свет мои городские хулиганские фантазии

«Я бы выразился так, – заключает, прочитав обзор Эмиса, Эд Хортон в своей статье „Когда наступает суббота“, – клеймить футбольных болельщиков рыгающим быдлом значит давать повод другим относиться к нам как к быдлу и, следовательно, приближать трагедии, подобные „Хиллсборо“

Сезон после трагедии на «Эйзеле»

был самым ужасным из всех, какие я помню

Зрительская аудитория, частью которой был и я, заплатила за то, чтобы приятно провести время

История знала много футболистов, которых годами поносили болельщики: Уре, Саммелз, Блокли, Рикс, Чэпмен, Хейес, Гроувз, даже Майкл Томас – всю вторую половину чемпионата и добрую часть следующего сезона

В тот день со мной был американский паренек – друг нашей семьи