Почему Толпой кончили в писю?

В детстве я такие взрывы слышал очень часто, и бояться их не стоит»

Содержание статьи [свернуть]

  • «Ты лучше называй
  • Эти необычные дни
  • Он учился читать
  • Он близорук, поэтому боится нас пропустить, но
  • В половине седьмого,  умытый и
  •   Череда однообразных событий сменяла
  • Приходится повиноваться, я переодеваюсь и возвращаюсь на
  • «Русские и французы сидят
  • И потом
Описание Толпой кончили в писю

«Ты лучше называй

свой прибор планшетом, - советую ему я, - это и звучит благозвучно, и за это, может быть, он когда-нибудь тебя выручит»

Немного отдышавшись, пока проводник сверяет билет с паспортом Ирвана, мы затаскиваем его вещи в вагон

В кровати я долго ворочаюсь, сон не идёт ко мне,  зато лезут в голову разные мысли

У фонтана с мужичками, льющими воду на бывшую чёртову мельницу, он всё же останавливается

Эти необычные дни

не падают к нам с неба, как капли дождя в середине мая, они тоже были нами подготовлены и нами самими заработаны

Нагрею на плите молоко, достану мёд, сам буду его пить для профилактики и Ирвана угощать

Он учился читать

и писать по-французски, заучивая наизусть театральные роли

Дядька в это время тащит из своего кабинета свой парадный китель

Он близорук, поэтому боится нас пропустить, но

он абсолютно уверен, мы ждём его, мы его не бросили, не ушли…

В Бретани сейчас хорошая погода,  после работы я хожу на пляж, а по вечерам навещаю маму

В половине седьмого,  умытый и

чисто выбритый, я иду будить француза

Борис на своём Шевроле Круз подруливает к нам через десять минут

  Череда однообразных событий сменяла

друг друга, не отпечатываясь в нашем сознании, а сегодня вдруг…

  Остальные водные процедуры решаю отложить на потом, на после завтрака

Местные девчонки иногда не прочь продежурить с ним вместе до самого утра

Приходится повиноваться, я переодеваюсь и возвращаюсь на

кухню

Мама моя всё прекрасно слышит, она вообще всё прекрасно слышит, когда это ей надо… к тому же, она прекрасно знает, что, во сколько бы мы не вернулись домой, завтра я подниму Ирвана ни свет, ни заря

«В Москву на работу опоздал, - говорит он, - теперь мне сделают втык»

«Русские и французы сидят

за столом, - говорю я, - а  пьют почему-то американскую хрень

Я уже объяснял ему, и он в курсе, что война не здесь, не рядом с нами, а в тысяче километров от Брянщины

И потом

вспомню, что «Апотек» - это никак не по-французски, а скорее по-турецки

«Бабушка моей жены, баба Дора, - говорю я Ирвану, - служила в молодости у этого маршала в Сталинграде главным поваром»…

Я хочу ответить ей, улыбаюсь, но уже несусь куда-то в длинном тёмном тоннеле и потом проваливаюсь в какую-то дыру

В середине девятнадцатого века он был известным писателем и поэтом, моим земляком, кстати